V
A
C
рис. 1
Ru / En

V-A-C Sreda

Журнал Sreda предлагает нюансированный взгляд на российскую культуру и современность. Sreda включает в себя художественную работу, текст и подкаст на русском или английском языке. Все материалы доступны на сайте ограниченный период времени и обновляются по средам.

Евгений Кучинов

Узлы Квесалида: путеводитель по эзотерическим НИИ Советского Союза

Телепатия, генераторы смерти, «кожное зрение», психотроника, практическая уфология — одни из многих областей паранаучного знания, которые разрабатывались в засекреченных советских НИИ. Евгений Кучинов отыскал следы деятельности эзотерических «ящиков» и изучил фантастические проекты, призванные изменить человечество.Translated from Russian by Thomas H. Campbell

-1. Облака и разоблачения

Безоговорочное доверие парейдолиям, в которые складываются облака, или жажда разоблачения — таковы две несовместимые и в равной степени неприемлемые позиции в отношении того, о чем заявляет «эзотеричность» нашего заголовка. О таинственных исследованиях, проводившихся в советских НИИ, лабораториях, центрах, группах, кооперативах и войсковых частях, можно написать две симметрично противоположные и непримиримые по своим презумпциям, методам и «атмосферам» книги. Одну, которая (как водится, без должного документального или экспертного обоснования) повествовала бы о методах развития у советских солдат сверхчеловеческих способностей, о контактах с представителями внеземных цивилизаций, о чудо-машинах, излучателях, очищавших загрязненные озера дистанционным воздействием и останавливавших целые танковые батальоны, о движителях, которые нарушали известные законы природы, об астрологах, которые успешно составляли гороскопы технических объектов и предсказывали землетрясения, и об экстрасенсах на службе советского правосудия, которые в свободное от работы время предотвращали экологические катастрофы, сравнимые с взрывом на Чернобыльской АЭС. Другую, которая начала бы с того, что все, что написано в первой книге, — ложь, и рассказала историю о том же, но с четким отделением мошенников и шарлатанов от честных ученых, закавыченного «чуда», погони за сенсацией, вымысла — от пусть скучной, но зато действительной правды, легенд и мифов — от фактов, лженауки — от науки. Первая книга напускала бы тумана, вторая — развеивала бы его. Почему ни одна из этих книг и ни одна из стоящих за ними позиций неприемлемы?

В статье «Колдун и его магия», впервые опубликованной в 1949 году в журнале Les Temps Modernes, Клод Леви-Стросс пересказывает историю того, как туземец по имени Квесалид стал шаманом[1]. Начав как ни во что не верящий скептик, он, по мере изучения и (кстати, успешного) применения фокуснических, как он прекрасно понимал, приемов шаманов своего племени, по мере сравнения их с еще более сомнительными практиками иноплеменных шаманов, пришел к обескураживающему выводу. Оказалось, что не все лживые приемы одинаковы, между ними есть значимые различия в детализации, экспрессии и действенности. Это открытие стало поворотным, «негативизм вольнодумца уступил место более богатой гамме чувств», в которой растворяются полюса абсолютной истины и абсолютной лжи. Но остается, между тем, напряжение двусмысленности, которое и делает шаманизм возможным: нет однозначного ответа на вопрос, существуют настоящие шаманы или нет.

«Квесалид» и поиск «более богатой гаммы чувств» станут путеводной нитью нашего расследования (по ходу изложения мы будем завязывать узлы на этой нити). В его примере важно любопытство, превосходящее однозначность скепсиса и веры, — способность погружаться в «чуждые» среды, переходить от одной такой среды к другой. История Квесалида показывает, почему неприемлема как позиция облаченного тайной адепта, так и позиция разоблачителя: им обеим не хватает различительной силы. В случае адепта, как правило, падает напряжение различия между «истиной» и «ложью», и, как результат, снижается способность перехода во «враждебные» среды. В случае же разоблачителя невозможно проведение значимых различий между разными уровнями и типами «лжи», результатом чего является схлопывание «гаммы чувств» к черно-белой бинарной оппозиции и погружение самого генезиса позиции разоблачителя, самой его идеологии в облако неразличимости (разоблачитель магии теряет возможность осознать, что он сам действует как маг). Концептуальным аналогом «богатой гаммы чувств» послужат для нас основные принципы анархистской эпистемологии[2]: контриндукция, согласно которой рекомендуется вводить и разрабатывать гипотезы, несовместимые с хорошо обоснованными теориями или фактами, и пролиферация точек зрения — благотворное размножение теорий, в противовес использованию господствующей идеологии (будь то сциентизм или его противоположность). Именно путем пролиферации идет Квесалид.

0. Казус Наутилус

В 1959 году во французском издании Constellation появилась статья Жака Бержье «Передача мысли — орудие войны», вскоре в журнале Science et vie за февраль 1960 года вышла статья Жеральда Мессадье «О Наутилусе»[3]. Этими двумя текстами открывается страница теневой истории холодной войны, на которой разместились и «странные» исследования, проводившиеся в закрытых советских НИИ с начала 1960-х годов. В материалах французских научно-популярных журналов шла речь об эксперименте, произведенном в июле-августе 1958 года на американской атомной подводной лодке «Наутилус», суть которого состояла в успешной передаче мысли на расстоянии. Студент Дюкского университета «Смит» в назначенный час 16 дней подряд стремился мысленно передать изображение с пяти случайных карт Зенера на борт «Наутилуса», где в то же время лейтенант «Джонс» пытался эти сигналы уловить. По итогу эксперимента совпадение было выявлено в 70% случаев.

Реакция на сообщение о телепатии на «Наутилусе» была моментальной. Более того, результаты этого эксперимента были объявлены подтверждением опытов, которые проводились в самом Советском Союзе в 1920 — 1930-е годы. В 1962 году, уже прочитав на тот момент несколько публичных лекций в Москве и Ленинграде, организовав в Ленинградском университете семинар по изучению наследия советских исследователей телепатии и возглавив там же, при Физиологическом институте биологического факультета, лабораторию по исследованию телепатических явлений, член-корреспондент АМН СССР Л. Л. Васильев пишет об экспериментах на «Наутилусе»:

Этот опыт показал — и в этом его главное значение, — что телепатическая информация может без задержки передаваться через толщу морской воды и замкнутую металлическую обшивку подводной лодки, то есть через такие среды, которые очень затрудняют радиосвязь. Они полностью поглощают короткие и частично длинные радиоволны, сильно их ослабляя, тогда как еще неизвестный нам фактор, передающий мысленное внушение, легко через них проходит. Этот результат был получен американцами на четверть столетия позже… наших опытов 30-х годов и полностью их подтвердил. Преимущество американского опыта перед нашими опытами состоит только в том, что в его постановке телепатическое воздействие преодолевало большое расстояние и более значительные препятствия (огромная толща морской воды плюс металлическая обшивка подлодки)[4].

В 1920 — 1930-е годы, развивая в основном исследования В.М. Бехтерева[5] и К.И. Платонова[6], Л. Л. Васильев работал в ряде комиссий и лабораторий по изучению мысленного внушения при Институте мозга, а с 1932 по 1937 год возглавлял лабораторию по экспериментальному изучению телепатии и выяснению ее физической природы. В качестве исходной рассматривалась гипотеза об электромагнитных волнах как носителе телепатического сообщения, а ключевой технической метафорой было «мозговое радио», однако вскоре обнаружилось, что «экранирование металлом мысленно внушающего „индуктора“ или воспринимающего мысленное внушение „перципиента“ ни в какой мере не ухудшало передачу мысленного внушения»[7]. На время войны исследования прекратились, и лишь в 1959 году, еще до публикаций о «Наутилусе», Л. Л. Васильев выпустил брошюру «Таинственные явления человеческой психики», одна из глав которой, «Существует ли мозговое радио?», кратко излагала историю и современное состояние телепатической проблемы. Характерна оговорка, с которой Л. Л. Васильев принимался за свои исследования: опираясь на уже имеющиеся исследования, нужно, «не дожидаясь признания всех и каждого, ставить дальнейшие исследования этого явления так, как будто бы его реальное существование было окончательно установлено»[8]. Это «как будто бы» стало каналом конвективного движения идей, в результате которого выросло огромное облако туманных исследований телепатии и той реальности, в которой она возможна.

Необходимо отметить еще два полумифических события середины 1960-х годов. В 1965 году в номерах с 7-го по 11-й журнала «Наука и религия» выходят мемуары Вольфа Мессинга[9], где формируются основные клише биографии советского телепата и экстрасенса: раннее проявление чудесных способностей, встречи с великими учеными и поддержка с их стороны, научные подтверждения телепатических способностей, тайные встречи с представителями власти и спецслужбами, проверка ими сверхъестественных способностей телепата и удостоверение их реальности, действенная помощь, оказанная телепатом властям и спецслужбам. Эти клише закрепили два мифических полюса антропологии становления экстрасенсом: наука и власть. К тому же времени, к середине 1960-х годов, относится появление легендарного «ящика № 241» — секретной лаборатории в Москве, где по инициативе министерства обороны и под кураторством КГБ проходили научные испытания телепатических способностей людей и животных. Как свидетельствовал в 1999 году участник этих экспериментов К. Ф. Леонтович (внук А. В. Леонтовича, коллеги Бехтерева и Дурова по опытам «мысленного» воздействия на поведение животных), все они закончились неудачей, реальность существования телепатии не была подтверждена (то есть проводились они не так, как предлагал Л. Л. Васильев, без «как будто бы»)[10]. «Ящик № 241» показал, что короткое замыкание полюсов становления телепатом приводит к разоблачительному эффекту, тогда как ниже мы увидим, что разведение этих полюсов в стороны (условное отделение науки от государства, а государства — от науки[11]) производит эффект конвективного движения, образующего «облака таинственности», чреватые «более богатой гаммой чувств».

[Узел Квесалида] В истории Квесалида есть драматичный эпизод, в котором побежденный им шаман, искусство которого оказалось менее действенным, чем у Квесалида, просит его раскрыть тайну: действительно он шаман или же его методы — это всего лишь более искусные фокусы. Однако Квесалид, попутно выпытав у своего соперника секреты его собственных трюков, не отвечает на этот вопрос, оставляя неудачливого шамана на растерзание сомнений, в результате которых тот сходит с ума[12]. Этот узел позволяет нам истолковать закрытость или секретность «странных» исследований в качестве чистого удержания двусмысленности, в качестве невозможности отделить правду от лжи — даже в условиях, когда «никакого секрета нет».

1. Неопознанные технические объекты

В 1967 году доктор психологии Пражского университета Зденек Рейдак, противопоставляя оккультному идеализму буржуазной парапсихологии строгую материалистическую науку о явлениях телепатии, телекинеза, телегнозии и т.п., объявил о создании психотроники[13]. Психотроника представляла собой дисциплину, исследующую экстраординарные человеческие способности, проявления «специфических нейрофизиологических и физиологических процессов», связанных с «энергетической формой, экстериоризированной человеческим организмом»[14]. Реальность и материалистический характер психотроники подтверждались кинодокументами о необычных технических объектах, созданных конструктором одной из текстильных фабрик чешского городка Градец-Кралове Робертом Павлитой. С подачи Рейдака причудливые машины Павлиты получили название психотронных генераторов. Принцип работы этих механизмов объяснялся посредством встраивания в особую триадическую онтологию, согласно которой, наряду с формами живого и неживого, существует особая форма энергии, психотронная. Именно она накапливается в генераторах Павлиты и вызывает эффекты, которые не могут быть объяснены современной наукой: самостоятельное вращение, остановка и перемещение мелких деталей лабораторных устройств, намагничивание органики и прочее. Вокруг психотронных генераторов витала дымка таинственности, рассказывали, что Павлита держит свои работы в глубокой тайне, а записи и чертежи шифрует личным шифром и хранит их вместе с генераторами в специальных сейфах, лишь изредка демонстрируя их работу и никому не позволяя к ним прикасаться.

Согласно рассекреченным в 2000 году документам ЦРУ, отслеживая чешские публикации об этих устройствах, ими еще до появления психотроники в 1966 году интересовались спецслужбы США[15]. Для ознакомления с психотронными генераторами ЧССР посетил знаменитый американский парапсихолог доктор Стэнли Криппнер. Наконец, отдельная глава изобретениям Павлиты отведена в известнейшей книге Шейлы Острандер и Линн Шредер «Психические открытия за железным занавесом»[16] (1970). Изобретатель так объясняет принцип действия своих машин американским журналисткам: подобно электроприбору, психотронный генератор функционирует при посредстве витальной энергии. Направляемая оператором, она входит в генератор, накапливается в нем и излучается, производя причудливые телекинетические эффекты[17].

Рейдаку удалось заинтересовать разработками Павлиты и своими исследованиями правительственные круги ЧССР, что позволило сосредоточиться на разработке новых машин и на их патентовании. В начале 1970-х годов военными аспектами этих разработок заинтересовалось МВД ЧССР, перед которым встали два вопроса: каковы физические принципы действия изобретений Павлиты и каков потенциал их прикладного использования? В 1972 году МВД ЧССР обратилось в посольство СССР с просьбой оказать «братскую помощь» в поиске ответов. С этой целью в ЧССР были командированы один из руководителей Института биофизики А. И. Китайгородский и сотрудник КГБ Ю. К. Азаров, в прошлом также руководивший одной из лабораторий ИБ АН СССР. Не так давно воспоминания Ю. К. Азарова об испытаниях психотронных генераторов были полностью опубликованы[18].

[Узел Квесалида] Это была странная смесь пантомимы, ловкости рук и эмпирических познаний. Его обучали симулировать обмороки и нервные припадки, петь магические песни, а также технике вызывания у себя рвоты; он получил довольно точные понятия об аускультации (выслушивании) и акушерстве и научился использовать «видящих», то есть шпионов…[19].

Машины Павлиты снимались на видео во время демонстрации их работы изобретателем, затем видеозапись анализировалась и моделировался опыт, в котором для объяснения действия прибора не требовались бы понятия психотроники. Драматургическая схематика рассказа Ю. К. Азарова проста, в ней ритмически организованы три элемента.

1) Удивление, обусловленное деталями работы генераторов и невозможностью ее простого объяснения:

Эти «генераторы» выглядели именно так, как и должны были выглядеть «психотронные приборы», — нечто, не имеющее никаких аналогов среди повседневно нас окружающих приборов, аппаратов, сооружений и иных творений нашей техногенной цивилизации… Забавно было видеть явную растерянность знаменитого физика… когда он убедился в отсутствии какого-либо фокуса или жульничества в описанном американскими журналистками опыте с остановкой металлической полоски на кончике вращающейся иглы.


2) Отсутствие мгновенного решения:

Увы, никакими внешними манипуляциями полоску в ее равномерном движении остановить не удавалось. Выдвигавшиеся гипотезы терпели крах одна за другой, в том числе — и весьма сложная, с привлечением молекулярных явлений на границе раздела между кончиком вращающейся иглы и полоски…


3) Разоблачение:

Все стало ясно! … Мы нашли подходящий по размерам кусок металла и после ряда проб установили его в коробке так, что при включении лампы полоска почти сразу начинала вращаться в противоположную сторону. Дальше все было «делом техники».

Через эти три пункта прошли все опыты с генераторами Павлиты, в том числе с наиболее зловещим — «биогенератором смерти», к которому проявляли повышенное внимание силовые ведомства ЧССР. Эта машина была разоблачена проще остальных:

В лаборатории была изготовлена копия «генератора смерти». Понимая, в чем тут дело, нам удавалось лишать жизни мух с помощью нашего эрзац-«генератора» значительно эффектнее — в среднем за 15 — 20 секунд, а в отдельных случаях уже через 2–3 секунды прикрепленная к пинцету муха «отбрасывала тапочки»!


Так, из около тридцати опытов Павлиты большая часть была объяснена «тривиальными электростатическими эффектами», и советские ученые покидали ЧССР с противоречивыми чувствами удовлетворения и разочарования… Работа была выполнена основательно, покров таинственности с «генераторов» Р. Павлиты был снят. «И все же… В глубине души каждый из нас надеялся встретиться с чем-то невероятным, сверхъестественным».

Расследование А. И. Китайгородского и Ю. К. Азарова, однако, почти не повлияло на распространение идей новой науки. В 1973 году в ЧССР прошел первый Международный конгресс по психотронике, а Рейдак стал президентом Международной ассоциации психотроники, о генераторах Павлиты часто писали в ЧССР и в США, наконец, в 1975 году Разведывательное управление Министерства обороны США выпустило меморандум, в котором о психотронном оружии говорилось как о реально существующем[20].

В СССР в то же самое время стали «возвращаться» технические объекты, о которых, как и об исследованиях телепатических явлений 1920 — 1930-х, на какое-то время забыли. В отличие от психотронных генераторов Пав литы вокруг «неопознанных технических объектов» в СССР разрабатывалась более внушительная (в смысле детализации) онтологическая программа.

В 1968 году в Перми выходит книга В. Н. Толчина «Основные начала механики в материалистическом понимании», где автор, инженер и начальник конструкторского бюро машиностроительного завода им. Ф. Э. Дзержинского, совершил попытку вернуть механику от математических абстракций к непосредственной работе с веществом и дать материалистическое толкование ее основных законов, философски переработав такие понятия, как покой, движение, масса, энергия и т.д. Первый и главный закон «механики Толчина», или закон состояния покоя, гласит: масса тела остается в состоянии покоя, пока тело сохраняет равномерную скорость и количество движения как сохраняющуюся энергию. Так как с точки зрения классической механики этот закон выглядит тавтологично, Толчин уделяет основное внимание «первому и самому трудному этапу теоретика: выявлению исходных аксиом с их качественной стороны»[21]. Согласно предисловию книги, такой пересмотр «свидетельствует о том, что назрела очередная революция в науке и технике, на этот раз в таких коренных ее областях, как механика и физика»[22]. Не вдаваясь в детали довольно причудливой физической теории и намечаемой ею революции, нужно сосредоточиться на их генезисе. Толчин как конструктор-практик еще в 1936 году изобрел, описал действие и сконструировал технический объект, названный им инерциоидом. Он представлял собой тележку, на которой с помощью пружинного механизма перемещаются один или два груза — один медленнее, другой быстрее. Тележка неравномерно передвигается, хотя силовой передачи к колесам нет. Самым интересным в истории инерциоида (как и множества его вариаций) является онтологическое истолкование принципа его движения. Толчин считал, что его тележка движется без отбрасывания рабочего тела (нет передаточного механизма от движителя к колесам), полагая вместе с тем, что его движитель работает «в соответствии с закономерностями полного механического процесса», отдельные стороны которого он толковал по-новому[23]. Однако невоздержанные последователи пермского конструктора, отвечая критикам, указавшим, что движение «тележки Толчина» нарушает закон сохранения импульса, делают головокружительный вывод: инерциоид ставит под вопрос существующие физические законы. Для объяснения его движения нужна новая физика. К тому же «естественные» объекты другой физики давно уже были налицо…

…Во всяком случае, с 1946 года, когда инженер и писатель-фантаст А. П. Казанцев высказал гипотезу о том, что Тунгусский взрыв 1908 года был вызван аварией инопланетного летательного аппарата. В связи с таким толкованием небесных аномалий почти сразу возникли два противоположных и даже враждебных лагеря — энтузиастов научного исследования НЛО и его противников. Усилиями первых в октябре 1967 года по согласованию с начальником ЦДАиК генерал-майором Л. Д. Рейно было создано Отделение по НЛО Всесоюзного Комитета Космонавтики ДОСААФ. Были собраны многочисленные материалы наблюдений НЛО в СССР, однако исследовать их не удалось. Так как усилиями вторых уже в конце ноября того же года было принято постановление о роспуске Отделения, на страницах «Правды» проблема НЛО была объявлена несуществующей, а Инициативная группа по их изучению — вредной, самозванной организацией. Открытое полемическое противостояние закончилось в 1977 году, когда Бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР постановило «осудить нездоровую сенсацию, носящую характер шарлатанства»[24].

Один из основателей советской уфологии Ф. Ю. Зигель рассматривал несколько гипотез о сущности НЛО: 1) мистификация, 2) галлюцинация, 3) оптические явления в атмосфере, 4) земные летательные аппараты или продукты их испытаний, 5) инопланетные летательные аппараты (и если так, то «значение этого факта для человечества будет совершенно исключительным»)[25]. В случае подтверждения последней гипотезы НЛО должны были представлять собой что-то вроде естественных (нечеловеческих) аналогов «странных» технических объектов наподобие генераторов Павлиты или инерциоида Толчина, принципы действия и «поведение» которых не укладываются в «обычную» механику.

20 сентября 1977 года, когда советская уфология была официально осуждена, происходит событие, вызвавшее к жизни две секретные лаборатории по изучению НЛО, — Петрозаводское явление.

…На темном небе вдруг вспыхнула огромная «звезда», импульсивно посылавшая на землю снопы света. Эта «звезда» медленно двигалась к Петрозаводску и, распластавшись над ним в виде огромной «медузы», повисла, осыпая город множеством тончайших лучевых струй, которые производили впечатление проливного дождя.


Так о нем написали «Известия» 23 сентября. Местные власти официально обратились в Президиум АН СССР с просьбой дать объяснение явлению, объявить которое «несуществующей проблемой» было невозможно. Президент АН СССР академик А. П. Александров подписал письмо в Правительство СССР с прошением срочно обеспечить проведение научных исследований аномальных явлений с привлечением министерства обороны и оборонных областей промышленности. Так в 1978 году в СССР появилась государственная программа изучения НЛО, закрытая лишь в 1990 году. В силу принадлежности работ к оборонной тематике, высокой вероятности военно-технического происхождения аномальных явлений, а также «возможности использования, в случае успешного решения поставленных задач, в военных интересах некоторых вероятных свойств НЛО — отсутствие радиолокационного контраста, высокая маневренность и пр.», работы по программе велись закрыто, освещение и обсуждение результатов было ограничено[26].

Исследовалось два основных вопроса: 1) возможное влияние аномалий на технику и состояние личного состава армии, 2) физическая природа аномалий. Научным руководителем военного отдела был назначен специалист в области исследования воздействия радиации на военную технику В. П. Балашов, руководителем «физического» раздела был назначен академик В. В. Мигулин, директор Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн АН СССР (ИЗМИРАН). Как это ни удивительно, государственная программа по исследованию НЛО взяла на вооружение те гипотезы и исследовательские принципы, которые ранее формулировали уфологи. Специальная Директива Генштаба позволяла использовать наблюдательный потенциал Советской армии: «Армия была поставлена на 13 лет в режим массового дежурного наблюдения за аномальными явлениями в местах дислокации войсковых частей, то есть практически на всей территории СССР, а это как-никак примерно 1/6 часть земной суши. Вряд ли когда-либо и кто-либо организовывал столь масштабное исследование, причем практически безо всяких финансовых вложений»[27]. Из 3 000 проанализированных сообщений порядка 300 были квалифицированы как аномальные.

Результаты проведенной работы показали, что подавляющее большинство явлений, воспринимаемых очевидцами как нечто аномальное, имеет вполне объяснимую природу. В основном они связаны с технической деятельностью человечества, бурно развивающейся в последние десятилетия, или с редкими формами природных явлений… Не было получено:
 — ни одного сообщения о посадке НЛО;
— ни одного сообщения о контактах с «пилотами НЛО»;
— ни одного сообщения о похищениях людей НЛО[28].

Второй, негосударственной лабораторией по изучению НЛО стала группа энтузиастов под руководством Ф. Ю. Зигеля, собранная в 1979 году. Работа велась без привлечения общественного внимания, почти тайно, без тех мощных человеческих и технических ресурсов, которые были предусмотрены государственной программой АН и МО. Результаты, полученные до смерти Зигеля в 1988 году, были оформлены в тринадцать машинописных сборников «Введение в будущую теорию феномена НЛО» преимущественно теоретического и гипотетического характера. Группа Зигеля работала со сведениями об НЛО в ключе, аналогичном концептуальному «как будто бы» Л. Л. Васильева, то есть отвечая на вопрос, какого рода физику предполагают неопознанные технические объекты, реальное существование которых сомнению не подлежит, размышляя о возможных принципах их работы в качестве летательных аппаратов. Как и в случае инерциоида Толчина, НЛО стало для них тем техническим объектом, для объяснения которого требуется новая онтология. «У нас сложилось твердое убеждение, что для объяснения феномена НЛО нужен принципиально новый подход, новая парадигма. В рамках же современных физики и техники НЛО (еще раз это подчеркнем!) НЕОБЪЯСНИМЫ», — писал Ф.Ю. Зигель[29]. Именно в результате попыток изобрести новую парадигму для объяснения НЛО возникла теория термодинамики реальных процессов А. И. Вейника. В 6-м выпуске «Введения в будущую теорию феномена НЛО» (1980) он опубликовал ряд статей, посвященных теоретическому обоснованию системы НЛО, возможностям полета НЛО со сверхзвуковыми скоростями, а также принципам устройства двигательной системы НЛО[30]. Большую часть «экзотических эффектов НЛО» Вейник связывал с умением управлять временем; в некотором смысле каждый НЛО — это машина времени, машина его ускорения, замедления, уплотнения, искривления посредством «хронального поля», благодаря которому «нарушается третий закон Ньютона, движение осуществляется без опоры на реактивную струю»[31]. (Вспомним инерциоид Толчина.) Теория термодинамики реальных процессов (ТРП), основные положения которой Вейник сформулировал в 1991 году[32], строится на попытке дать сугубо материалистическое истолкование как пространства (состоящего из особых частиц, метриоров), так и времени (состоящего из хрононов), представляющих собой сверхтонкую материю, обладающую высокой проникающей способностью. С помощью этих материй им объясняются не только устройство НЛО, но также и явления призраков, левитация, телепортация и т.п.

[Узел Квесалида] …Я прошу тебя сжалиться и показать мне, как ты это сделал, чтобы я мог подражать тебе. Друг, пожалей меня». Квесалид сначала слушает молча, а потом требует объяснить, действительно ли головной убор и погремушка обладают магической силой; шаман [раскрывает ему секреты своих трюков]. Сам он, разумеется, только лжет и занимается надувательством; он притворяется шаманом ради материальной выгоды… Но Квесалид по-прежнему молчит[33].


2. Обрыв связи

Коротко обобщая положение дел, сложившееся в области познания таких феноменов, как телепатия, телекинез, телегнозия, то есть феноменов удаленного (взаимо)действия, можно сказать, что на рубеже 1950 — 1960-х годов сложилась ситуация исчерпанности технической метафорики для таких феноменов. Если до «казуса Наутилус» в описании телефеноменов преобладали метафоры электротехники (животный магнетизм, мозговое электричество, ментальный телеграф, биологическая радиосвязь), которые отвечали на вопрос о носителе телепатического сообщения, то с начала 1960-х годов этот метафорический ряд обрывается. Жак Деррида в 1979 году писал, что метафора телефона, с одной стороны, схватывает телепатию настолько хорошо, что совпадает с ней: говоря по телефону, мы уже становимся телепатами; но, с другой стороны, схватывает слишком хорошо: настолько, что в телепатии, при наличии телефона, исчезает нужда. Однако парадокс заключается в том, что телепатия, в отличие от телефона, нужна не затем, чтобы дозвониться по нужному номеру: «Именно потому, что существует телепатия, открытка не может прийти по адресу. Было бы величайшей наивностью думать, что телепатия гарантирует попадание в пункт назначения, которое „почта и телеграф“ не могут обеспечить»[34]. Иными словами, обрыв означает потерю физического носителя, средства (взаимо)действия на расстоянии: как если бы (телефонная) связь оборвалась, а голос на том конце продолжал звучать.

В этой дыре отсутствующей технической метафоры (и отсутствующего носителя) появились две новые «абстрактные машины»: одна — утопическая, вторая — реалистическая. Утопическая машина связ (ност)и — это генератор, который производит несуществующее (носитель телепатического сообщения). В двух смыслах: производит носитель, которого не существует в природе / не производит никакого носителя, то есть не работает. Эти две стороны утопических генераторов слиты до неразличимости. Как в случае генераторов Павлиты, инерциоида Толчина или ускользающих от наблюдения государством НЛО: они одновременно и производят то, чего нет (психотронная энергия, безопорное движение, хрональное поле), и не работают, не двигаются, не существуют. Иными словами, генераторы утопии конструируются сломанными, производя сбой, за который и отвечает, согласно Деррида, телепатия как таковая. Реалистическая машина связ (ност)и — это детектор того, что существует. В двух смыслах: он не обнаруживает того, чего нет / он обнаруживает только то, что есть. Эти две стороны детекторов существующего сливаются до неразличимости: они утверждают в качестве существующего только то, что обнаруживается. Иными словами, детекторы реальности никогда не ломаются, как и реальность, которую они обнаруживают и (вос)производят.

3. Детекторы того, что есть

Уже с начала 1960-х годов люди с «особыми способностями» становятся объектом научного исследования. Логика обращения к такому объекту ясна: он рассматривается как генератор излучения (поля), которое объясняет телекинетические эффекты и является носителем информации при телепатии и телегнозии. Феномены кожного зрения Розы Кулешовой (уже с 1962 года) и телекинез Нинель Кулагиной (которая впервые продемонстрировала его на кафедре волновых процессов МГУ в 1964 году) привлекают наиболее пристальное внимание. Подавляющее большинство экспериментов 1960-х годов были любительскими (они проводились в квартирах, редакциях газет, иногда в научных лабораториях, но без строгого соблюдения методологии наблюдения и отчетности). В 1965 году выходит первая статья о кожном зрении Кулешовой в научном журнале «Биофизика»[35]. В результате выросло большое облако противоречивых сведений, включая и ряд разоблачений, произведенных вследствие редакторских экспериментов в «Литературной газете»[36], и в целом положительное заключение комиссии по расследованию парапсихологических явлений, созданной по инициативе секретаря ЦК КПСС П.Н. Демичева[37].

Одной из наиболее заметных лабораторий, исследовавших телепатические явления в 1970-е годы, была Секция биоинформации при Московском научно-техническом обществе радиотехники, электроники и связи им. А. С. Попова, возглавляемая И. М. Коганом. Согласно отчету, Секцией с 1972 по 1973 год было произведено 6 000 опытов по распознаванию экранированных (в основном фольгой и картоном) образов. Испытуемой была скрипачка, художница и экстрасенс, обладавшая, подобно Розе Кулешовой, кожным зрением, Людмила Корабельникова. И. М. Коган пришел к следующим выводам: возможно получение информации об объекте без использования «сенсорных каналов», посредством «каналов биоинформации»; носитель информации при распознавании экранированных изображений материален, результативность эксперимента зависит от экранирования; во время распознавания образов вокруг испытуемого возникает поле носителя информации, которое обеспечивает бесконтактный прием[38]. Исследования в Секции продолжались до конца 1980-х годов.

Метафорика «полей», производимых экстрасенсами и телепатами, и поиск их материального носителя существенно продвинулись вперед начиная с 1982 года, во многом благодаря появлению знаменитой Джуны, о которой на тот момент уже разошлась слава целительницы (заметим, что об экстрасенсорном целительстве до Джуны говорили очень мало). Ее быстрая слава привела к тому, что партийное руководство поручило АН СССР вместе с медиками и инженерами изучить экстрасенсорные феномены и доложить к ближайшему съезду о результатах. Так появилась лаборатория под руководством Ю. В. Гуляева и Э. Э. Годика на базе Института радиотехники и электроники АН СССР и Московского физико-технического института. Гуляев еще до образования лаборатории приглашал Годика к себе на квартирные опыты с Нинель Кулагиной, визитную карточку которой — ожог от прикосновения — Годик испытал на себе. Однако, пожалуй, главной особенностью Э. Э. Годика в отношении столь наэлектризованной темы, как экстрасенсорика и телекинез, было то, что он не занимал в ней никакой стороны, не был ни разоблачителем, ни адептом. В своих воспоминаниях он пишет: ««Ведьмология» меня нисколько не интересовала… Я увидел возможность удовлетворить свое любопытство к Жизни за «казенный счет» и предложил проект «Физические поля и излучения биообъектов». Проект прямо не имел отношения к «ведьмологии», но должен был прекратить досужие разговоры о «биополях”»[39]. В итоге почти за десять лет существования лабораторией было проведено огромное количество междисциплинарных исследований на стыке физики, биологии, медицины и психологии, а количество технических изобретенных в лаборатории аппаратов таково, что простое их перечисление заняло бы слишком много места (в основном это были детекторы и измерительные приборы для самых разных «излучений» живого организма и отдельных органов: теплового, акустического, электромагнитного, инфракрасного, оптического, микроволнового и даже цветового; вся совокупность этих детекторов должна была представить организм в виде контрастной цифровой анимации, отражающей его функционирование на всех физических уровнях). Несмотря на то что официально Джуна, зачисленная в ИРЭ старшим научным сотрудником, была главным объектом их исследований, ни она, ни прочие экстрасенсы (среди них были также Нинель Кулагина и Людмила Корабельникова) как таковые не интересовали сотрудников лаборатории, которые увлеченно исследовали «обычные тела» (чаще всего свои собственные) с помощью опытных образцов приборов, детекторов биополей:

Оказалось, что температура рук синхронно колеблется, что по мозгу животного бегают тепловые волны, что вокруг человека существует электрический потенциал, модулированный дыханием и биением сердца… Дальше интереснее, при внимательном взгляде на тело человека удалось увидеть странные реакции отдельных участков кожи, связанных с внутренними органами (дерматомы)[40].


По итогам работы Э. Э. Годик, который в своих воспоминаниях, к слову, описывает случаи телепатического воздействия, зафиксированные приборами их лаборатории, но не получившие объяснения в рамках привычной картины мира[41], приходит к выводам о необходимости преодоления специализации в науке и медицине и разработке радикально междисциплинарного «общеорганизменного подхода», в котором не только науки взаимодействуют друг с другом, но и западная техническая рациональность дополняется восточными искусствами тонкого «сенсорного диалога». Конечная цель этих слияний — «аппаратурная объективация», то есть превращение искусства в технологию[42].

[Узел Квесалида] Лишь один раз я видел шамана, лечившего больных высасыванием; и я не смог выяснить, был он настоящим шаманом или обманщиком. Я думаю, что он был шаманом только потому, что не позволял платить ему тем, кого он вылечил. И действительно, я ни разу не видел, чтобы он смеялся[43].


4. Генераторы того, чего нет

Одной из последних страниц истории эзотерических НИИ СССР, сопряженной с «богатой гаммой чувств», является история торсионных исследований. Эти исследования сложились в самом начале 1990-х на пересечении двух линий. Первую представлял А. Е. Акимов, который, по его собственным словам, начал с работы в закрытой лаборатории НИИ Радиосвязи, появление которой было санкционировано министром радиопромышленности СССР В. Д. Калмыковым. Эта лаборатория была преемницей «ящика № 241» и проводила исследования, напрямую восходящие к «казусу Наутилус», работая над аппаратами, делающими возможными телеэффекты в области связи и обработки материалов[44]. Так, по аналогии с «Наутилусом» были предприняты попытки телепатической передачи из подвала на Лубянке на окраину Москвы. Акимов внес в эксперимент новшество: усиление телепатической связи с помощью особого генератора поля, которое образовывало «шнуровой» канал и переносило послание без затухания с расстоянием и без поглощения промежуточными средами. Позднее также утверждалось, что такая усиленная связь осуществляется мгновенно[45]. После периода закрытых разработок готовые технические объекты «всплывают» в середине 1980-х годов под названием торсионных генераторов, работа которых основана на использовании полей вращения как нового фундаментального дальнодействия между объектами. Вторую линию представлял Г. И. Шипов, который начиная с 1972 года безуспешно пытался защитить диссертационные исследования, посвященные решению двух задач, оставшихся после Эйнштейна («геометризация уравнений электромагнитного поля — первая задача, и вторая — геометризация уравнений квантовой механики»[46]), а затем применял свои теоретические разработки в экспериментах с инерциоидом на воздушной подушке (это было практическим продолжением второй незащищенной диссертации, где исследовались поля и силы инерции; «силы инерции не подчиняются третьему закону механики Ньютона, а инерциоид демонстрирует нарушение именно этого закона»[47]). В начале 1990-х эти две линии — инженерная и теоретическая — встречаются в организации под названием Центр нетрадиционных технологий.

После их встречи, с одной стороны, соединяются онтологический запал «теории физического вакуума» Шипова, его увлечение неопознанными техническими объектами — и торсионные разработки Акимова, а с другой — начинается самая настоящая война между Академией наук и торсионщиками (развернутая драматургия военных действий представлена в расследовании В. А. Жигалова — он представляет сторону торсионщиков[48] — и в книге Э. П. Круглякова, который представляет Академию[49]). В этой истории множество эпизодов: очистка Геленджикской бухты с помощью торсионных генераторов, попытка запуска инерциоидов в космос, открытие целебных свойств торсионных полей и, конечно, разоблачение всего этого со стороны Комиссии по борьбе с лженаукой. Вершиной развития торсионной теории является сегодня универсальная онтология, разработанная Г. И. Шиповым. Вот ее краткое изложение:

Любые виды материи, все, что мы наблюдаем вокруг себя, и мы сами, все это родилось из вакуума… Вакуум содержит в себе некий План. То есть материя еще не проявилась, но есть некий план, по которому эта материя зарождается и формируется… Это не есть материя в обычном смысле, потому что она не способна переносить энергию. Но способна переносить информацию. Это информационные вихри… Можно сказать, что это знание сверхразума… Пустота сама в себе содержит некую троицу: абсолютное «Ничто», первичные торсионные поля, вакуум[50].

[Quesalid’s Knot] Real shamans do exist. And what about him [Quesalid]? At the end of the narrative we cannot tell, but it is evident that he carries on his craft conscientiously, takes pride in his achievements, and warmly defends the technique of the bloody down[57] against all rival schools. He seems to have completely lost sight of the fallaciousness of the technique which he had so disparaged at the beginning.[58]ё

P. S. Шум телепатологии

Согласно теории телепатии, передаче сообщения мешает шум, искажающие помехи, присутствующие в коммуникационном поле (психотроники ЧССР считали, что телепатический канал коммуникации настолько забит шумом, что бóльшая часть сообщений в нем попросту теряется, поэтому телепатическое послание нуждается в настойчивом повторении[52]). Пожалуй, сама тема телепатии и экстрасенсорики в истории советских эзотерических НИИ может быть воспринята как нарастающий шум. К концу 1980-х годов телепатия буквально сходит с рельсов, проникая повсюду (например, в секретные войсковые части, в которых готовят солдат-экстрасенсов и которые контактируют с инопланетянами посредством погружающихся в транс девочек-телепаток[53]) и превращая все, что было связано с исследованиями телепатии в прошлом, в абсурд, шум.

Однако может оказаться, что шум и есть телепатическое сообщение, потому что именно благодаря телепатии сообщение не достигает адресата: генератор Павлиты не работает, инерциоид не движется, а инопланетные корабли не приземляются…

[Узел Квесалида] …уступая место более богатой гамме чувств.


[1] Леви-Стросс К. Колдун и его магия // Структурная антропология. М.: Главная редакция восточной литературы, 1985. С. 154 — 158.

[2] Фейерабенд П. Против метода. Очерк анархистской теории познания. М.: АСТ, 2007.

[3] Bergier J. La transmission de pensée — arme de guerre // Constellation, № 14, 1959 (Décembre); Messadié G. Du Nautilus // Science et vie, № 509, 1960 (Février).

[4] Васильев Л. Л. Экспериментальные исследования мысленного внушения. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1962. С. 9.

[5] Напр.: Бехтерев В. М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб.: Издание К. Л. Риккера, 1908; Бехтерев В. М. Гипноз, внушение и психотерапия и их лечебное значение. СПб.: Издание «Вестника знания», 1911; и особенно: Бехтерев В. М. Об опытах над «мысленным» воздействием на поведение животных // Вопросы изучения и воспитания личности. Вып. 2. Пг.: Госиздат, 1920 (в этой статье рассказывается об опытах с внушением, производимых над собаками совместно с дрессировщиком В.Л. Дуровым).

[6] Напр.: Платонов К. И. Внушение и гипноз. Харьков: Государственное издательство Украины, 1925; Платонов К. И. Гипноз и внушение в практической медицине. Харьков: Научная мысль, 1925.

[7] Васильев Л. Л. Указ соч. С. 7.

[8] Там же. С. 11.

[9] Справедливости ради следует отметить, что в настоящий момент эти мемуары разоблачены: их авторство принадлежит не Мессингу (скорее всего, их написал журналист Михаил Васильевич Хвастунов, писавший под псевдонимом «М. Васильев» и известный в Москве как «Михвас»), а большинство из описанных там «чудесных» событий — вымысел. См.: Китаев Н.Н. «Криминалистический экстрасенс» Вольф Мессинг: правда и вымысел // Бюллетень «В защиту науки». Выпуск № 4, 2010.

[10] Ворсобин В. О первых опытах по телепатии рассказывает бывший сотрудник «ящика номер 241» врач Кирилл Леонтович // Комсомольская правда, 5 февраля, 1999. Рассказ содержит множество плохо подогнанных друг к другу деталей. В частности, секретная лаборатория каким-то образом становится «Меккой для „странных“ людей со всего Союза», а ее эксперименты происходят совершенно открыто, и каждый может на них присутствовать.

[11] Такое разделение является одним из важнейших требований анархистской эпистемологии.

[12] Леви-Стросс К. Указ соч. С. 157 — 158.

[13] Vojtíšek Z. Encyklopedie náboženských směrů a hnutí v České republice: Náboženství, církve, sekty, duchovní společenství. Praha: Portál, 2004. S. 269.

[14] Rejdák Z. (vybr.) Telepatie a jasnovidnost. Praha: Svoboda, 1970. S. 7.

[15] SCIENTIFIC ABSTRACT FLEISCHHANS, BOH., DR. FLEKSER, S.YA. // CIA-RDP86-00513R000413320005-3. P. 23 — 24.

[16] Ostrander S., Schroeder L. Psychic Discoveries Behind the Iron Curtain. N.J.: Prentice-Hall, 1970.

[17] Ibid. P. 368 — 369.

[18] Холодный Ю. И. История «психотронного оружия»: появление, «развитие» и угроза рецидива // Бюллетень «В защиту науки». Выпуск № 19, 2017.

[19] Леви-Стросс К. Указ. соч. С. 155.

[20] Maire L.F., LaMothe J.D. Soviet and Czechoslovakian parapsychology research // DIA TASK PT-1810-12-75. 1975. P. 34.

[21] Толчин В. Н. Основные начала механики в материалистическом понимании. Пермь: Западно-уральское ЦБТИ, 1968. С. 105.

[22] Там же. С. 5.

[23] Толчин В. Н. Инерциоид. Силы инерции как источник поступательного движения. Пермь: Пермское книжное издательство, 1977.

[24] Зигель Ф. Ю. Из истории изучения НЛО в СССР (publ.lib.ru/ARCHIVES/Z/ZIGEL'_Feliks_Yur’evich/Zigel'_F.Yu._Stat’i_raznyh_let._Sb.[doc-ocr].zip).

[25] Зигель Ф. Ю. Летающие объекты, неотождествленные с известными летательными аппаратами или известными явлениями природы (publ.lib.ru/ARCHIVES/Z/ZIGEL'_Feliks_Yur’evich/Zigel'_F.Yu._Stat’i_raznyh_let._Sb.[doc-ocr].zip).

[26] Платов Ю.В., Соколов Б. А. История государственных исследований НЛО в СССР // Вестник Российской академии наук. Т. 70, № 6, 2000. С. 509.

[27] Там же. С. 510.

[28] Там же. С. 514.

[29] Зигель Ф.Ю. О теоретических моделях НЛО (publ.lib.ru/ARCHIVES/Z/ZIGEL'_Feliks_Yur’evich/Zigel'_F.Yu._Stat’i_raznyh_let._Sb.[doc-ocr].zip).

[30] См.: Зигель Ф.Ю. (ред.) Введение в будущую теорию феномена НЛО. М.: Самиздат, 1980. С. 87 — 102.

[31] Вейник А. И. Общая теория природы и UFO // Зигель Ф.Ю. (ред.) Петрозаводское диво 20 сентября 1977 года.

М.: Самиздат, 1980. С. 205.

[32] Вейник А. И. Термодинамика реальных процессов. Минск: Навука i тэхніка, 1991.

[33] Леви-Стросс К. Указ. соч. С. 157.

[34] Derrida J. Télépathie // Psyché. Invention de l’autre. Paris: Galilée, 1987. P. 249.

[35] Бонгард М.М., Смирнов М.С. О «кожном зрении» Р. Кулешовой // Биофизика. Т. 10, № 1, 1965.

[36] Большую часть материалов для «Литературной газеты» написал О. П. Мороз, объединив их в книге: Мороз О. П. От имени науки. О суевериях ХХ века. М.: Издательство политической литературы, 1989 (см. главы: «Мыслепередача Москва — Керчь» и «Читая руками…»).

[37] Вердикт «Феномен есть. Канал связи неизвестен. Канал воздействия неизвестен. Любители могут искать» высказан членом-корреспондентом АПН СССР В. П. Зинченко, входившим в комиссию, а позже закреплен в статье членов комиссии: Зинченко В.П., Леонтьев А.Н., Ломов Б.Ф., Лурия А. Р. Парапсихология: фикция или реальность? // Вопросы философии, 1973. № 3.

[38] Коган И. М. Исследование биоинформации при распознавании экранированных образов. М.: Секция биоинформации МГП НТОРЭС им. А. С. Попова. 1974. С. 38 — 39.

[39] Годик Э. Э. Загадка экстрасенсов: что увидели физики: Человек в собственном свете. М.: ACT-ПРЕСС КНИГА, 2010. С. 4 — 5.

[40] Тараторин А. Невыдуманная история экстрасенсов в России (1997) (www.lib.ru/ZHURNAL/istoria.txt). Александр Тараторин — сотрудник лаборатории Годика, он занимался в ней программным обеспечением приборов.

[41] Годик Э. Э. Загадка экстрасенсов: что увидели физики: Человек в собственном свете. М.: ACT-ПРЕСС КНИГА, 2010. С. 100 — 102.

[42] Там же. С. 112.

[43] Леви-Стросс К. Указ. соч. С. 158.

[44] Жигалов В. А. Уничтожение торсионных исследований в России. Независимое расследование. Проект «Вторая физика», 2007. С. 67.

[45] Акимов А.Е., Шипов Г.И. В миллиард раз быстрее света // Терминатор, № 4, 1997. С. 7; Акимов А.Е., Тарасенко В.Я., Толмачев С. Ю. Торсионная связь — новая основа для систем передачи информации // Электросвязь, № 5, 2001. С. 24 — 30.

[46] Жигалов В. А. Беседа с Г. И. Шиповым (www.obretenie.info/txt/shipov/beseda.htm).

[47] Там же.

[48] Жигалов В. А. Уничтожение торсионных исследований в России. Независимое расследование. Проект «Вторая физика», 2007.

[49] Кругляков Э.П. «Ученые» с большой дороги. М.: Наука, 2002 (одна из глав так и называется «Торсионные войны»).

[50] Мы — это высокоорганизованная пустота. Интервью с Г. И. Шиповым (soznanie.info/mt_vspust.html).

[51] Леви-Стросс К. Указ. соч. С. 158.

[52] Ostrander S., Schroeder L. Op. cit. P. 324 — 325.

[53] О секретной в/ч 10003, возникшей в 1989 году и просуществовавшей под руководством генерал-лейтенанта А. Ю. Савина, см.: Рубель В. (ред.) Тайные пси-войны России и Америки. Palo Alto, California: Laboratories for Fundamental Research, 2009.